Они живут

Струится сок по кольцам, оживляя

Воспоминания давно прошедших зим,

Напоит ветки, влагою лаская,

Сосками почек выкормит листы.

 

И запоют каштановы гармошки,

Расправив клейкие зелёные меха,

Шершавый рэп и плавного немножко,

Приплывшего по кольцам сквозь века.

 

Но есть одна в сумятице мелодий -

Печальна и торжественно-чиста,

Как реквием она по веткам сходит,

Скользит по нотным жилочкам листка.


По тем она, чьей кровью пропиталась

Корнями перевитая земля,

Чьи жизни здесь о пули разорвало,

Но души… их убить нельзя.


Они живут — ничуть не постарели,

По правнукам тоскуют с Высока...

Их голоса, в весны вплетаясь трели,

Парят в рядах Бессмертного Полка.

 

Мемориал этот открыли 4 года назад, с тех пор мы и бываем здесь ежегодно, чаще всего на Пасху. И нынче — тоже. Тихо тут, птицы щебечут. А в 1941-42-ом на эсэсовское стрельбище сотнями свозили отобранных в лагерях советских военнопленных офицеров — политруков, коммунистов, евреев… Их раздевали, привязывали к специально врытым столбам, как мишени, и расстреливали, тренируясь  в стрельбе. Потом увозили тела обратно в находящийся неподалёку концлагерь Дахау, чтобы сжечь в тамошних печах. Около четырех тысяч советских офицеров уничтожили. Восстановлены имена примерно девятисот. Это был проект сотрудников мемориала Дахау. Непросто он дался. Ведь одно время хотели здесь что-то вроде заповедника для пчёл устроить. Вот переведенный мной отрывок из немецкой газеты:

«Территория в 8 гектаров после войны была взята в собственность американскими войсками и использовалась ими снова в качестве стрельбища. В 50-е годы полигон отдали под управление министерства финансов вольной земли Бавария, чьим намерением, очевидно, было предать забвению памятное место и произошедшие там события. В течение десятилетий территорию намеренно запускали, чтобы превратить её в природоохранное место обитания диких пчел. В бывшем помещении эсэсовской охраны стрельбища город  Дахау разместил бездомных, которые живут там по сей день и используют бывшее стрельбище как место выгула своих собак.

Пожертвованный в 1964 году бывшими узниками Дахау памятный камень был удален со своего места перед стрельбищными валами и установлен на другом месте.… Ещё в 1966 году советское посольство обратилось с официальным письмом в министерство иностранных дел, в котором тщетно пожаловалось на запущенность бывшего стрельбища. Во времена холодной войны память о произошедшем на полигоне поддерживалась прежде всего маленькими коммунистическими группами. В 80-е годы к ним присоединились многочисленные группы сторонников движения за мир.»

В 2001 сотрудники Института истории Мюнхенского университета провели здесь раскопки. Я прочла их отчёт.  Авторов в том числе поразило то, что это массовое убийство происходило не где-нибудь в районе боев или на оккупированных территориях, а внутри незатронутой боевыми действиями Германии, а исполнители после своей «работы» возвращались в Мюнхен и его окрестности (наверное, кто-то и к своим семьям?!!!). Тогда я как раз читала  книгу об одном эсэсовце, замешанном в расстрелах советских граждан на территории Украины, в том числе в родном мне Краматорске, и сделавшем в послевоенной Германии карьеру юриста. Несколько лет он скрывался в Австрии, жил под вымышленной фамилией, эпизодически тайно встречался с семьей, наезжавшей на отдых в австрийские Альпы. Позднее, в разгар холодной войны, поддержанный разветвленной сетью своих бывших «коллег» по СС, вернулся на родину, инициировал поиски работы. Дети, наконец, узнали, что это их отец, а не дядя, как им говорили из осторожности.  Но когда в 1963 году его все-таки арестовали, его дочь на вопрос своего дедушки, что она думает об аресте отца,  ответила: «С тех пор, как папа сидит, мы живем хорошо, в том числе и мама, хотя она в этом и не признается. Ты же знаешь, дедушка, каким тяжелым у нас всегда был воздух, когда папа был дома. На самом деле я бы не хотела, чтобы его освободили». Это хоть как-то отвечает на вопрос внучки расстрелянного на полигоне офицера:

«Мне нужно понять тех, кто вёз моего деда и знал куда и зачем, кто приказывал ему раздеться догола, ждать своей участи и слушать крики умирающих, а потом убивавших и его…  Мне их как-то нужно понять. Ведь если все мы люди, то этому должно быть какое-то объяснение?! Как они дальше жили? Были ли у них дети? Что они рассказывали своим? И вообще, с таким грузом дальше можно жить? Там, на полигоне, с автоматом в руках, подчиняясь приказу, думается мне, они мало что понимали. Но потом – когда всё это заканчивалось – вечером, или через много лет, в старости, как они могли быть наедине сами с собой? Я думаю об этом постоянно. Что страшнее – умереть мучеником или жить с ЭТИМ? Может быть, все, взявшие в руки автомат и исполнившие приказ, были атеистами? А умирая, все остаются атеистами?  

В общем, мне нужно много работать над собой. Потому что  пока у меня не получается понять.»

С потомками расстрелянных офицеров я познакомилась в течение четырех майских дней в 2014, когда принимала участие в торжествах по открытию мемориала (в качестве переводчицы, облегчая общение между сотрудниками мемориала Дахау и найденными и приглашёнными на открытие родственниками погибших). Незабываемые были дни и встречи. Перезнакомились все, конечно. Ещё один маленький отрывок из впечатлений внучки:

«Когда поехали на полигон в первый же вечер, к автобусу  Витя Бураков первым примчался,  не было сил больше ждать, я спросила: «А у Вас кто там?» А он мне ответить не смог. Ты видела близко, а не в кино, как мужчина душит в себе слёзы, не может сдержаться и поэтому отворачивается? Это словами не передать, как мгновенно узнаешь в таком человеке свою боль, свои чувства. А Сергей Капустин? Невозмутимый такой! А в душе испытывающий то же самое, что и ты, но скрывающий это. У нас же парни воспитаны так, что НИКТО НЕ ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ!!! твои страдания. Мы потом с Сергеем разговаривали, и я услышала себя в его словах: «Когда я узнал…я был ПОТРЯСЁН!!!». Вот! Это правильное определение нашему состоянию, не стресс, а ПОТРЯСЕНИЕ!!! Пусть простят нас работники Мемориала за то, что мы были недостаточно благодарны им в момент встречи, не сказали нужных добрых слов, не отведали первое угощение. Простите нас! Мы всё это видели и оценили, но нам было НЕ ДО ТОГО! Нам было нужно к расстрельной стене.»

Когда я вижу шествие «Бессмертного Полка», думаю об этих четырех тысячах офицерах и уверена, что их потомки где-то в там, в его рядах. Тогда, на Пасху, когда распускались каштановые почки, и сочинилось стихотворение, которым начат пост, но его концовка сложилась только теперь, под впечатлением прошедшего вчера шествия.

 

Раскопки в 2001

На открытии мемориала в 2014

 

Эдуард Васильевич Сибрин, уралец, — сын расстрелянного в Хебертсхаузене Василия Николаевича Сибрина. Какие замечательные стихи он пишет...

2016-й, каштаны цветут

Апрель 2018

Если интересны подробности, то они здесь

 forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=54083.0

 

 

 

Обсудить у себя 12
Комментарии (55)

А я задаюсь другим вопросом:" А матери ли их родили?" Это так ужасно, ведь такого нет даже у диких зверей.  Где-то читала, что многие палачи дожили до преклонного возраста, вот что у них — нигде не ёкнуло, что они делали? Варя, спасибо за такие темы, хотя читать тяжело. 

Лена, у меня тоже нет ответа на этот вопрос. Но дети этих подонков, а другого слова для них и не сыщешь, как выясняется, не хотели, чтобы их отцы освобождались из тюрем. Пусть хоть это будет им наказанием.

Дети не виноваты конечно, но думаю, что многим из них, детей нацистов это сломало жизнь. Я читала об этом.

Да, верно, и я читала об этом.

Тоска зелёная, да.

Ну, вот, чтобы хоть немножко её развеять. Эдуард Васильевич Сибрин, который на одном из снимков у стенда, посвящённого его отцу, пишет замечательные стихи, даже не записывая их, к сожалению. Вот одно из них:

Один в заснеженную пору.
Чужого счастья не ищу.
Я на окне отдерну штору
И, глядя в сумрак, погрущу.

Грустить, наверное, не стоит,
Ведь все равно надежды нет.
А сердце можно успокоить
Дымком дешевых сигарет

Или вином. Не в ресторане,
А просто дома у окна.
Чтоб виделись огни в тумане
И улица была видна.

И, под осенний тихий шорох,
Спокойно для себя решу:
Переживу. Задерну штору
И сигарету потушу

(Сибрин Э.В., Трехгорный. 60-е годы)

Вот, сидим попиваем вино сейчас. Что-то в связи с этим праздником у меня в последние годы всякий раз настроение аховое. В этом-особенно.

Мы вчера выпили, после работы — у нас рабочий день был. Сегодня выходной, — Вознесение. Давай не хандри, всё хорошо.

То-то и оно, всё хорошо, а… плохо. Впечатлений не хватает что лт?

Оль, ну вот честно, не понимаю — у тебя дети, внуки, муж — все замечательные, разве мало впечатлений? Вот тебе ещё стих от Эдуарда Сибрина):

Сегодня Осень в дверь мне позвонила,

Стояла на пороге и ждала,

Я просто обомлел, как дверь открылась-

Такой она волшебною была.

Я ошарашен был, в дверях посторонился,

Она прошла и прямо вслед за ней

Такая красота вдруг ветром закружилась,

Как будто не было и ничего родней.

Мы пили чай в прикуску с листопадом,

И мокли вместе с проливным дождем,

И счастье ощутимо было рядом,

А Осень тихо молвила — пойдем.

Мы разошлись усталые под вечер,

И долго за полночь никак уснуть не мог,

А Осень с паутинкою на плечах,

Я помню, как вступила на порог.

Остановилась, молча оглянулась,

Ладонью тихо развела туман,

И так пронзительно в глаза мои взглянула,

И понял я, вот-вот придет зима.

Да, Варя, ээто так, минута слабости. Я ж обычно только о хорошем. А тут накатило… Погода отвратная, люди на улицах все молчаливые, невесёлые. Даже 9 мая. Раньше было радостнее жить в нашем королевстве. Вот сейчас с палочками прйдусь, окошко помою… Повеселею.

Стиххороший. Только у нас зима ещё и не уходила, а хочется весны.

Я так поняла, что всё из-за погоды. Сияло бы солнышко — и лица были бы другие. А с палками — отлично настроению помогает, я вчера прошлась.) Сегодня на велик, и до станции на работу. Окна тоже беру обязательство сегодня вечером помыть, хотя они не такие уж грязные — пыльца, в основном.

В стихе зиму на весну надо заменить.))

Война это ужасно. 

Согласна.

Прочитала всё и по ссылке тоже. Многое не знаю, конечно, но такое место это, что какие-то шутки не воспринимаются, даже если это не о нем...

Как жить с этим? Как жили они? Они просто выполняли долг и всё. Они не думали, это же не они теряли...

Как живут с убийцами, например, насильниками? Я все время думаю, как с такими жить? Но а как же: в заповедях: жена всегда должна поддерживать мужа...

 

Это так. Там были разные моменты. Люди не могли непрерывно плакать. Одной женщине стало плохо с сердцем.

Невозможно не думать. Думали они, только по-другому как-то.

Жёнам про эти свои «подвиги» они могли и не рассказывать.

Вот прочитала в новостях Волгограда:

Сегодня после посещения Военно-мемориального кладбища Россошки капитан юношеской немецкой команды Ян-Аурель Биссек вручил представителям Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями чек на 10 тысяч евро, сообщает ИА «Высота 102» со ссылкой на РФС. В составе делегаций России и Германии мемориал посетили сотрудники посольств двух стран, футболисты юношеской сборной Германии U18 и воспитанники волгоградской футбольной академии «Ротор».  К памятникам павшим воинам были возложены цветы. Для гостей провели небольшую экскурсию и рассказали об истории появления кладбища, на разных частях которого захоронены останки советских бойцов и солдат вермахта. Во время совместного обеда к россиянам и немцам обратились заместитель генсека РФС по международным вопросам Екатерина Федышина и глава DFB Райнхард Гриндель. Известно, что мероприятие прошло при непосредственном участии Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями. В эти минуты представители Немецкого футбольного союза присутствуют на «Волгоград Арене», где проходит финальный матч Кубка России.

Есть такая организация. Немцы тоже ищут следы своих погибших на фронтах родственников. Моё увлечение военной историей началось, между прочим, с того, что бывший шеф, у которого отец был взят в плен на восточном фронте и провёл в плену в России несколько лет, попросил меня перевести на немецкий документ об освобождении отца (его к тому времени уже не было в живых) из лагеря, пытаясь выяснить, в каком городе СССР отец был в плену — ему, вероятно, хотелось там побывать.  Потом я переключилась на наших военнопленных.

К стыду своему, не знала, что Россошки -это рядом с Волгоградом и не знала, что это такое. Прочитала сейчас… Даже не знала, что немцы у нас похоронены и что за их могилами у нас ухаживают...

Этих кладбищ было, конечно, гораздо больше, но многие сравняли с землёй после войны, разбили там парки, скверы. Это и понятно.

Немцы всё-таки молодцы, надо отдать им должное, что не замалчивают этих фактов, несмотря на сопротивление каких-то кругов. В отличие от некоторых других стран.

Да, это так, здесь школьников водят в мемориал Дахау, дают им писать рефераты про войну.  Но и неофашисты есть, особенно почему-то в северных землях Германии. В Дортмунде, например, недавно проходил интернациональный марш неофашистов.

Комментарий был удален

что интересно, это далеко не единичный пример фашистских изуверств. Как будто само время вытащило из самых тёмных глубин человеческой души всё самое мерзкое, отвратительное.

Да уж какой там единичный… Я с 2010 занимаюсь военнопленными, много чего узнала, в том числе из немецких документов.

судя по всему, нам предстоит сделать ещё немало открытий… а сколько информации и по сей день засекречено.

Того, что рассекречено, уже достаточно, чтобы составить впечатление.

хорошо бы, люди проявляли к этому интерес… а так… многие даже книг по истории не читают, чего уж там говорить про пыль истории в виде архивных документов.

А я тоже не особо историей интересовалась раньше, пока не увидела настоящие карточки военнопленных. И так это захватило — разбирать записи в них, по крупицам восстанавливая судьбы. Каждое слово важно для родственников, каждая деталь впитывается с благодарностью — это невероятно интересно. Абстрактно изучать историю многим может показаться скучным, а постигать её на событиях своей семьи — совсем другое дело.

конечно, подлинные документы и абстрактная история — вещи несравнимые). Но большинству людей доступ в архив обычно закрыт, в основном это удел историков разбирать карточки военнопленных и прочее. К истории своей семьи тоже далеко не все проявляют интерес, многие живут одним днём, не особо озадачиваясь тем, что было в прошлом. Вот как-то так).

В том-то и дело, что карточки военнопленных и куча других документов времён войны с 2009 года в свободном доступе в интернете через электронный архив ОБД Мемориал. Из любой географической точки, где есть интернет — даже от стула не надо отрываться.) Есть большое количество людей, которые на разных форумах их анализируют, помогая найти без вести пропавших. Я даже знаю учительницу в Ставропольском крае, которая занимается этим с учениками. Но есть и те, кто не интересуются, — это правда.

а, вы про это)) знаем-знаем про этот сайт, заходила туда, но там база данных ограничена теми сведениями, что есть у Мемориал. Ну т.е. о ком-то можно найти информацию, о ком-то нет, тут уж всё зависит от судьбы человека, была ли информация о нём где-то зафиксирована непосредственно в военные годы.

Как-то вы пренебрежительно об этом архиве. Наверное, оттого, что плохо его представляете. Естественно, если ни одной бумажки о человеке не было, то и в архивах ничего не найдёшь, ни в одном. А информация фиксировалась не только в военные годы, но и после войны. Например, немецкие муниципалитеты обязаны были предоставить сведения о находившихся на их территории во время войны иностранцах, списки захороненных на кладбищах и т.д. Сбор этих сведений происходил в начале 50-х годов. Это ценные сведения для тех,  кто упорно ищет своих родных. И ещё, архив ОБД Мемориал постоянно пополняется. Например, недавно достигнута договорённость о сканировании документов о наших военнопленных, хранящихся в США. Для понимающих в поиске людей это настоящий клад. И самое главное, как я уже сказала, всё это в открытом доступе в интернете, чего в мире практически не встретишь.

… вы меня неправильно поняли, или это я не корректно озвучила свою мысль 

Сайт не просто хороший, он по-своему уникальный. Но там информация, как вы верно заметили, о тех людях, о которых были какие-то документы, сведения. Это я к тому, что даже при наличии Мемориала о некоторых погибших в годы ВОВ сложно найти сведения. Это вообще не только к ОБД относится, а к любому интернет-ресурсу, архиву. Может, человек и хотел бы узнать что-то о прошлом своего родственника, но тот захоронен как неизвестный солдат (если вообще захоронен, ибо сколько ещё останков так и не погребены), но данных о нём просто нет. Поэтому ничего не остается, как просто чтить память человека.

Бывает и такое. Но мой опыт поисковой работы показывает, что в 50% случаев люди просто не используют всех возможностей поиска. Свежий пример: пару месяцев назад одной участнице МП я за пару часов нашла могилу дяди. Почему не могли найти раньше? Да просто в документе о захоронении была искажена фамилия. А электронный архив ОБД Мемориал позволяет задавать разные опции поиска — надо уметь ими пользоваться. Если просто задают искомую фамилию-имя и не получают результата, это не всегда значит, что документов нет, очень часто они есть, но их неквалифицированно ищут.

не все профи по поискам, это да)) просто знаю историю одного реального поиска, мой родственник года 3 искал могилу своего деда. И, кстати, нашёл. Ему очень повезло, на самом захоронении (на памятнике) были гравировки с фамилиями солдат, среди их имен он и нашел своего предка (а там, кстати, тоже была какая-то ошибка в написании фамилии, по-моему)

Да, ошибки в написании — их многие не учитывают и ищут годами. А родственник — молодец, упорный.)

там ошибка, по-моему, была в самой гравировке, но именно по официальным документам всё сходилось, поэтому и нашел в итоге). Думаю, важна именно память, вне зависимости от того, известно что-то о человеке или его конечная судьба так и останется со знаком "?" и многоточием в конце.

Согласна, но что значит память, например, о человеке, которого ты никогда не видел и практически ничего, кроме того, что он твой родственник, не знаешь? В этом случае дополнительные найденные сведения о нём (к примеру, где служил-воевал, при каких обстоятельствах погиб) делают его тебе ближе, понятнее, так как его виртуальный образ обрастает реальными чертами.

но что значит память, например, о человеке, которого ты никогда не видел и практически ничего, кроме того, что он твой родственник, не знаешь?

Хороший вопрос.

Для меня это и маленькая фотокарточка, это и письмо с фронта, что написано на клочке бумаги, это и рассказы родителей. Вот так по крупицам и собирается образ человека в единое целое. Отчасти помогает фантазия, воображение. А как иначе, если ты никогда не слышал голос человека, не знаешь особенностей его характера, привычек и т.д. И вот ты уже представляешь реального человека, который думал, любил, мечтал, одним словом – жил. Вот это и есть память, которую ты бережно хранишь в своём сознании.

Фотокарточка, письмо, рассказы родителей — это уже очень много. И воображение — да, помогает. Знаю, что многие мечтают найти фото родственника, надеются, что оно будет, например, на персональной карточке военнопленного, но далеко не всегда немцы фотографировали. А если и есть такое фото, то оно часто показывает совсем другого человека — плен менял до неузнаваемости. Но даже такое фото считают за счастье найти.

могу понять тех людей; у родителей, например, не сохранилось ни одной фотографии прадеда (в то время и фото было трудно сделать, всё-таки техника была на ином уровне), я же появилась на свет намного позже, поэтому дед (который не вернулся с войны) в какой-то степени мне даже ближе, его, по крайней мере, я запомнила по фото.

А с другой стороны с одним только фото без рассказа, без каких-то жизненных историй и вех биографии тоже далеко не уйдёшь. Вот и получается, что всё важно.

согласна на все 100)).

Пришли к консенсусу.))

и всё таки это не совсем то… пример прибалтийцев и украинцев показателен… какая-то проблема в самом человеке… человеческой природе (вернее в её отсутствии у части общества). тяга к насилию не имеет границ и временных рамок в пределах истории человечества.

Не совсем то, что именно?

выразился достаточно двояко)
имел ввиду, что родившись и воспитываясь в обстановке полного антифашизма, огромного числа памятников Великой Отечественной и постоянного напоминания о преступлениях фашизма и нацизма, очень многие стали сочувствующими или откровенно поклонниками националистов = нацистов.
куда делось всё то антифашисткое, что закладывалось прямо или косвенно в них с детства?
и эти оборотни уже успели воспитать несколько поколений молодёжи.
что вполне наглядно видно на Украине. в условиях локального конфликта в центре Европы тысячи людей погибли, тысячи остались инвалидами после плена у бандеровцев (для меня все на той стороне конфликта бандеровцы), сотни пропали безвести.
и ведь делают это не какие-то американцы или немцы… делают дети и внуки ветеранов. люди смотревшие советские фильмы, ходившие в музеи и мемориалы.
Потому все эти раскопки и расследования, больше напоминающие частное мероприятие, без работы с детьми и молодёжью (в рамках госпрограммы) вряд ли приведут к остановке неонацизма.
Может я сейчас несколько кощунственно напишу на эмоциях, но борцы с фашизмом погибали за уничтожение фашизма, светлое будущее людей во всём мире, развитие человечества. ровно так же как огромное кол-во большевиков и сочувствующих в гражданскую которых никто не ищет. огромное кол-во социалистов и коммунистов по всей Европе, Азии, Африке, разных Америках.
память важна, но умы детей важней.
Варвара, это больше похоже на диалог с самим собой) наверное, так и есть. не обижайся)

На что же тут обижаться? Тоже считаю, что надо проводить работу с детьми. Здесь, кстати, и я об этом уже однажды писала, запросто 1 января можно встретить школьные экскурсии в мемориале Дахау. Также есть много школьных проектов, связанных с восстановлением имён советских военнопленных, захороненных на местных кладбищах. Вполне вероятно, что дети, развешивающие изготовленные ими самими глиняные таблички на русских кладбищах или пишущие рефераты об ужасах немецкого плена и концлагерей — потомки тех, кто воевал на восточном фронте, служил каким-нибудь охранником в лагере военнопленных и т.д. Не согласна лишь с тем, что всё это частное мероприятие. Но даже, если всё это предусмотрено программой, очень много зависит от личности учителя. Я знакома с одним совершенно замечательным школьным учителем-историком. Он написал уже несколько книг о советских военнопленных и стал самым уважаемым экспертом в Германии по этой теме.

Вобщем, двумя руками «за», что всё решает работа в нужном направлении. На Украине и в Прибалтике, к сожалению,  работа идёт в противоположном направлении, а люди очень внушаемы.

 

всё намного хуже чем может показаться.
вот один из свежих примеров:
https://www.youtube.com/watch?v=xiB_iQ5RNq4
продолжение: https://www.youtube.com/watch?v=5YN1U3GD0Gc
просто представь насколько мощная обработка происходит под ковром. а на виду всё чинно благородно. небось и венки к мемориалам носят.

Да, именно так. Венок 4 года назад на открытии мемориала в Хебертсхаузене был, а вот консул Украины не явился и положенную в таких случаях речь не произнёс. Но, что касается меня и моего отношения к этому — само собой, что оно негативное — то я ещё 8 лет назад для себя решила, что лучший способ борьбы — помощь соотечественникам в поиске их пропавших без вести предков, и буду заниматься этим, насколько хватит сил.

Вы молодец, Варвара!
Благодарю за такую работу!

Да это не работа для меня — увлечение. 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Warwara
Warwara
Была на сайте сегодня в 08:03
Читателей: 94 Опыт: 657.637 Карма: 46.8458
Я в клубах
CSS | Design Пользователь клуба
все 87 Мои друзья