Памяти папы. Цветы нашего детства

На прогулке в парке встретилась медуница, ускользнувшая от газонокосилки у ствола большого дерева. И вспомнились цветы нашего детства, лесные, незатейливые, но такие милые сердцу. После зимних лыжных прогулок на Уктусе первые весенние посещения леса были в конце апреля, когда набухают соком берёзы. Мы брали с собой трубочки-соломинки, папа делал небольшой надрез на стволе перочинным ножом, и мы с удовольствием втягивали в себя эту приятную влагу. В это же время в лесу появлялись подснежники – сон-трава, желтые и пушистые, как цыплята. Коротенькие цветы быстро вытягивались в банке на окне. Практически одновременно с подснежниками зацветали медуницы, мы называли их «медунки». Для букетов они не очень хороши, так как быстро облетают, зато маленькие разноцветные «граммофончики» можно было оторвать от цветоножки, разжевать и съесть – вкус был приятный. Ландыши, наоборот, жевать было нельзя, а вдыхать дурманящий аромат — бесконечно.  Но по сравнению с медунками, ландыши какие-то неживые, мраморные, больше подходящие для кладбища.

Медунки


В конце мая -  начале июня лес желтел розочками купавок. В Германии видела их лишь однажды, и не в лесу, а в парке, — это были уже окультуренные цветы, необычайно крупные и высокие. В наших детских букетах купавки сочетались с «петушками» — лесным горошком с цветками лилового, розового и темно-синего цветов  — гамма, очень похожая на медуничную. И ещё были лиловые цветочки, название которых -  «лесная герань» — к ним, по-моему, не очень подходит, ведь они такие нежные и романтичные, а герань ассоциируется с прозой и бытом. В июне-июле, когда начинались первые ягоды, букеты составлялись из колокольчиков, ромашек, да ещё «русской вони» — название, придуманное папой.  Эти любимые пчелами мелкие белые цветы, собранные в пышные соцветия, источали приятный, но уж очень сильный запах. Папе, видно, надоели наши приставания с вопросом о названии, и он просто выдумал его.

Купавки

 

Петушки

Лесная герань


На Уктусских скалах по правому берегу речки Патрушихи росли розовые «часики» — полевая гвоздика,  серебристые «кошачьи лапки», да ещё бордовые шишечки кровохлёбки. Иногда в букеты проникали «солдатики» — цветки подорожника, но чаще они использовались для игры: держа в руке такой солдатик нужно было ударять им по солдатику в руке противника;  победа присуждалась тому, чей солдатик не терял головы в этом поединке.

 

«Часики»

Кровохлебка

«Солдатики»

Ближе к реке и в сырых затененных местах можно было наткнуться на незабудки, и, конечно, лютики. Последние считались слишком простенькими для букетов. Большой же удачей было найти в лесу саранку – лесную лилию. С виду довольно неказистая, бледно-розового цвета с темными крапинками веснушек, она шла не в букет. Папа научил нас выкапывать её корень  — желтоватую луковицу, поделенную на дольки, на вид напоминающую то ли чеснок, то ли миниатюрный артишок. Сильно мы этим не злоупотребляли, да и вкус луковицы был не ахти – пресный и мыльный какой-то.

Вкуснее и ароматнее были цветки сосны, предвестники шишек. Конечно, мы-то их ели не от голода, а из любопытства, а вот в папином военном детстве они играли немаловажную роль, восполняя недостаток витаминов.

Саранки

Сосновые цветы — никак не вспомню, как называл их папа


Если путь пролегал вдоль поля, в букете появлялись васильки. Не знаю, почему в известной песне они «разбрелись возле самой реки», — для рифмы, наверное. По-моему, они больше любят сухие места.

Букеты к 1 сентября чаще всего не покупались, а приносились из леса. Пестрые и весёлые, благодаря ромашкам, колокольчикам, часикам и иван-чаю, а ещё соцветиям пижмы, — они, конечно, казались скромными среди буйства астр, георгинов и гладиолусов. Но, думаю, оставляли тёплое чувство у учителей.

Теперь букеты стоят перед папиным портретом. В марте и апреле он смотрит на цветущую вербу, тюльпаны и нарциссы, в мае – на ромашки и маки, в разгар лета -  на часики, клевер и васильки. Я же смотрю на папин портрет и  вспоминаю цветы нашего детства.

Обсудить у себя 5
Комментарии (7)

Ой, Варя появилась! Ура! Все эти цветочки я тоже люблю. Мы «петушки» называем мышиным горошком почему-то.

Оля, я появилась благодаря тебе — твоему репортажу о поездке к дяде Феде, ещё раз спасибо! Заодно и остальные твои посты посмотрела и даже кое-где прокомментировала.

Мышиный горошек — это, наверное, более правильное название, но и в «петушках» тоже что-то есть — по-моему, каждый отдельный цветочек напоминает маленький гребешок.

Давай, рассказывай про ваши дела. Мне интересно. Научное название наверное совсем другое. Называй как хочешь, лишь бы нравилось.

Спасибо за пост! Спазу вспомнились наши детские прогулки с родителями, гастояие походы… сначала за подснежниками, мы их собирали на склоне обрыва на берегу Финского залива… правда, потом, став старше, я узнала, что эти цветы называются ветренницы… потом были походы за одуванчиками, мы сидели в траве, вдыхали ароматы трав, нагретых на солнце и плели венки… когда наступал черед васильков, мне всегда было их жаль-ведь их называли сорняками для злаков… а они-частичка неба...

Спасибо за ветреницы! Посмотрела — интересно, что немецкое название этих цветочков «ветряные розочки», а я и не знала. Любопытно, что везде свои подснежники. На Урале ими называют сон-траву, а настоящие, видимо, вот эти

Но сейчас у нас уже их пора прошла, наступил сезон одуванчиков. За васильки мне тоже обидно — они такие нежные, и сорванные, стоят недолго. А вот эти синенькие цветы не знаете как называются?

 

первые синенькие не лук гусиный?

а вот вторе не узнаю..

Первые синенькие нашла: этот пролеска двулистная или сцилла, а вот второй цветок никак не идентифицирую.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Warwara
Warwara
Была на сайте сегодня в 01:06
Читателей: 57 Опыт: 2261.22 Карма: 68.5103
все 54 Мои друзья