Продолжение дороги, дойдем до метро -2

Магазин мюслей (а лучше бы мыслей):

Дома для Евгении и Маши:

Норвежцы зажечь готовятся:

Выходим на Мариенплатц как раз, когда народ собрался послушать-посмотреть часы на ратхаузе (здания не падают — это из меня фотограф никудышный, пардон ):

Вот они (сами часы повыше, а тут танцевально-механические группы):

Деталей на ратхаузе так много, что всех не охватишь, вот парочка:

Много туристов — много и представлений для них. Этот сидел весь в песке и что изображал, не поняла. Может, Гамлет в пустыне?


А этот был фонтаном, ни на секунду не вышел из образа:

Пели:

А этого виртуоза мяча надо смотреть в движении («всё-таки поучаствую в розыгрыше билетов на мундиаль», — подумала я, глядя на него):


Магазины, конечно, как без них:

Один из символов города — Фрауенкирхе:

Тут я делала вид, что снимала дома, на самом деле — японца/китайца, медитировавшего в позе лотос на скамейке, найдёте?

Сейчас уже до метро недалеко:

Не всем хорошо в этот вечер:

Когда уже хозяин наговорится?

Кришнаиты активничают, давно их что-то не было:

Ну, а тут, прямо у метро на Штахусе, горячие баварские парни освежаются:


Всё, пришли. Спасибо, что досмотрели.

Что осталось за кадром: посещение русского магазина «Одесса»на Штахусе, приобретение икры заморской кабачковой, кусочка рыбы масляной, сала классического, капусты квашеной.

Замечательных всем выходных! У нас-то дождь будет все два дня.

Комментариев: 36

Просто пятница, вечер, по дороге домой

Нельзя же все время нырять в подземку и видеть окружающее лишь из окна вагона. Пятница всё-таки и два выходных впереди. Поэтому часть пути — пешком. Погода серенькая, чуть моросит, но тепло и безветрено. Пошли?

Сначала через парк, где Людвиг второй, любимец здешний, ходил



Выходим из парка. Это баварский парламент виноградником зарос:

Главная река Мюнхена — Изар. Расширена плотиной, а на самом деле узенькая.

Розы ещё не поняли, что осень

Одного здания правительству Баварии мало, ещё одно — в кадр не помещается:

Музей пяти континентов. Не была ни разу — побаиваюсь больших музеев

Входим на Максимилианштрассе — улицу самых дорогих магазинов:

Колье стоит 110 000 евро, я бы и не заметила и мимо прошла, но прохожие его фотографировали, дай, думаю, и я:

А кто-то здесь закупается :


Свернули к старому городу, пусть это будут двери в него:

Там на балконе кто-то уже приступил к отдыху:

Заглянуть бы в его книжку:

Не дошли ещё, немного осталось, передохнем чуть-чуть.

Комментариев: 46

Окрашивание

 

Евгении Морозовой – лучшему стилисту МП

Я хочу поменять прическу,

Чтоб с природою в унисон:

Промелируйте под берёзку,

Перекрасьте под этот клён!

 

 Чтобы пижмой сияла чёлка,

Чтоб рябины горела прядь,

Чтоб зимы седина ещё долго

Не могла этих красок отнять.

 


 


 

 

 

Комментариев: 41

Пройдемся по Бонну?

 

Вслед за Евгенией

 http://kurrmyza.mypage.ru/moya_kollekciya.html

приглашаю взглянуть на симпатичные дома Бонна. В основном, это 19-й век. Бонн, хоть и был столицей ФРГ до 1999 года, в сравнении с Берлином небольшой, и многоэтажной застройки, особенно в центральной части, здесь почти нет, а старых домов, всевозможных вилл, очень много.  В 19-м веке здесь были популярны узкие трехоконные дома (три окна по ширине фасада), так как, если ширина в 6,28 метра не была превышена, не нужно было платить налог. За редким исключением, дома на снимках – обычные жилые. Бонн – город молодежный, студенты составляют 10-ю часть населения. Поэтому в домах, которые мы увидим, жильцами часто являются студенты, снимающие у хозяев квартиры или комнаты.

Тот случай, когда растительность только мешает разглядеть архитектуру:

 

Практически «каменицы» (впритык, одной высоты, но детали у всех разные):


 

Любителям деталей:


Вообще, архитектура Бонна разнообразна и отличается от района к району. Неплох старый город, посольские кварталы в Бад Годесберге. Но самое привлекательное в Бонне, на мой взляд, это все-таки река, променады вдоль Рейна, виды на семигорье. Без них не было бы очарования этого города.


 

Комментариев: 52

Подруга

 

Нам было по четыре года, когда мы оказались в одной группе детсада. «Виновниками» этой встречи были Алин папа, пришедший на соседнее предприятие просить для дочери путёвку в детсад, и моя мама, работавшая на этом предприятии председателем завкома и отдавшая ему эту невостребованную на её заводе путёвку. Момента знакомства не помню, но вскоре мы уже скучали друг без друга и в выходные дни писали письма — карандашом, печатными буквами, критикуемые почтальоном за написанный на обратной, неправильной стороне конверта, адрес. Аля была тихой, неторопливой, мягкой, я – бойкой, и мне хотелось добавить ей решительности и смелости. С этой целью я уговаривала её прыгать вслед за мной с бортика детсадовской веранды.

Потом мы пошли в разные школы, ведь жили не совсем рядом, но воскресенья часто проводили вместе, то у неё, то у меня. Телефонов тогда у нас не было, и как мы договаривались о встрече, уже и не помню. Придя однажды к ней в гости, попала на похороны: у Али умер отец. С этих пор у неё было трудное детство, так как целиком ушедшая в религию мама всё свободное время проводила у икон. Пока жива была Алина бабушка, отстраненность мамы ещё как-то компенсировалось бабушкиной заботой, а когда бабушки не стало, Аля всё больше времени проводила у нас. Для моей мамы она была ещё одной дочкой.

У Али была косища – красивого рыжего цвета, толстая, до пояса, и я этой красотой очень гордилась. С фотографии, на которой ей лет 10, и где коса предусмотрительно перекинута через плечо вперед, нарисовала её портрет и послала на какой-то конкурс детских рисунков. Рисунок показали по телевизору, и Аля его увидела. Через много лет она напомнила мне, давно забывшей об этом, в стихотворном поздравлении. Стихи и в детстве ей удавались лучше, чем мне: отправив как-то свое стихотворение в детский журнал, она получила похвалу от литконсультанта и приглашение присылать ещё, я же — сугубо критические замечания.

Окончив школу, Аля уехала в далёкую от Урала Тульскую область – учиться на метеоролога. Выбор места не случайный, ведь прежде всего ей хотелось  убежать из унылой домашней атмосферы.  Отучившись, вернулась в Свердловск, где повстречала свою любовь, и я отгуляла на её свадьбе. Молодожены вскоре уехали в Ставропольский край, на родину мужа. Мы снова переписывались, и время от времени я получала фотографии Алиных дочек и радовалась её счастью. Потом, как гром среди ясного неба, её развод. И возвращение с дочками в Свердловск, и тяжелая болезнь, и посещение её в больнице. Я очень боялась, что из-за болезни у Али отберут девочек, но, слава богу, обошлось.

Незадолго до нашего отъезда в Германию, мы купили сад, и как-то пригласили подругу с дочерьми на сбор яблок. На девочек эта поездка произвела неизгладимое впечатление. Они вдруг вспомнили свое раннее детство, проведенное в теплых краях, где жили в своем доме с садом и огородом, и стали уговаривать маму вернуться. Да и по отцу скучали, конечно. И они снова уехали. Подруга пребывала в хороших отношениях со всеми родственниками бывшего мужа, им выделили дом в селе, девочки могли видеться с отцом, жившим неподалёку и помогавшим материально.

В 2003-м, когда вдобавок к прикованной к постели моей маме слег со сломанной ногой и папа, я, приехав в Екатеринбург, написала о своей беде подруге, и она предложила приехать помочь. Аля приехала и осталась на четыре года. Работы в то время у неё не было, девочки повзрослели. Чтобы нагрузка была не слишкой большой, я наняла ещё двух помощниц: одна через день приходила готовить, другая три раза в неделю помогать по хозяйству. Мы снова часто виделись с подругой, ведь все свои отпуска, поделенные на две-три части, я проводила у родителей. Аля в это же время успевала съездить к дочерям.  Подруга не однажды говорила мне, что не воспринимает свою, хоть и оплачиваемую мной помощь, как работу. «Я просто живу»,- говорила она. Помимо ухода за родителями, она читала им книги, развлекала разговорами, записывала воспоминания. Потом появились внуки, и Аля засобиралась домой. Уехав, она ещё пару раз приежала навестить родителей во время моего отпуска.

Теперь мы снова пишем друг другу письма: я шлю электронные, подруга, не очень владеющая компьютером, шлет в ответ обычные, бумажные, и я очень люблю их получать. Обстоятельные, с подробными рассказами о семейных новостях и, если случается, путешествиях.

И, не дожидаясь каких-то особенных случаев, праздников, дней рождения, а просто здесь и сейчас, хочу пожелать своей подруге здоровья, благополучия и много-много семейных радостей. Пусть всё будет у неё хорошо.

А у вас есть настоящие друзья? Расскажете?

(Автор картины: Аладжалова Е.С.)

Комментариев: 33

Новости с почтовых полей

Что мы имеем на 5-й день после отправки бандеролей?

Америка 

Прибытие в распределительный центр Бостона:

September 23, 2017, 3:14 pm      Arrived at USPS Regional Facility               BOSTON MA DISTRIBUTION CENTER 

Украина 

Отправка международного отправления из исходного учреждения обмена:

 «Відправлення надіслано звихідноїустановиобміну 21.09.2017 03:59 за індексомDEFRAA»

Россия

 «О посылке нет информации: 

Возможно ее украл Бендер Родригес, но скорее всего с ней все хорошо, просто информация еще не поступила.»

 


 

Комментариев: 24

Перед концом

 

Что делают в день перед концом света? Наслаждаются лучами солнца в парке, любуются полем с подсолнухами и доселе неведомыми медоносными фацелиями, ходят на рынок за яблоками и зачем-то закупают продукты на неделю,а ещё срезают гладиолусы, которые не очень-то и любят.  Последнее делается во благо тех, которые в  надежде не просто принарядить окрестности, но и получить выручку, эти гладиолусы вырастили. Ну, правда, люди старались, надо же их поддержать. Хотя на поле гладиолусы не кажутся такими уж монструозными, какими пытается выдать их мощный стебель и острые листья-мечи. А конца все нет, и вечером ты успеваешь совершенно недальновидно постирать, погладить, пересадить драгоценные ростки, и, наконец, выпить сухого мозельского, которое окончательно утвердит тебя в мысли, что конец, пожалуй, откадывается.

Душистая фацелия

А сюда бросаем монетки за срезанные цветы


 

Комментариев: 37

Интернационал

 

На работе в нашей группе

граждан

Германии  — 3

России – 2

Украины – 1

Португалии – 1

Индии – 1

Успеем ли свою Вавилонскую башню сваять? Хотя лично мне и башня Татлина, ну очень нравится.


 

Комментариев: 25

Вот мчится тройка почтовая?

 

«Здравствуй, мой дорогой и милый Федя, как твоё здоровье, как ты поживаешь? Милый мой, письмо твое от 7 июня (субботы) я получила вчера, в середу, поздно вечером и отвечаю ровно через три дня (как ты сам назначил).»

Из письма Анны Григорьевны Достоевской мужу в Бад Эмс из Старой Руссы 12 июня 1875 года.

«Бесценный голубчик мой, Анечка, твое первое письмо от середы получил только сегодня, во вторник, и теперь припоминаю, что, кажется, и прошлого года приходили на 5-й только день. Это задерживают в проклятом петербургском почтамте.»

Из письма Фёдора Михайловича Достоевского жене в Старую Руссу из Бад Эмса 25 июля 1876 года.

Географическая справка: Старая Русса – город в Новгородской области. Бад Эмс – курортный город в земле Рейнланд-Пфальц в Германии. Расстояние между городами 2 192 км.

Письмо шло 3-4 дня из Германии, 5 дней из России.

Что мы имеем полтора века спустя? Хорошо, если письмо из Германии в Россию доходит за три недели. Авиапочтой, с красивой синей наклейкой Priority. Недели две «мчится» авиаписьмо из России в Германию. Ну да, во времена Достоевского не было осложняющего российской почте жизнь «Али», но и самолёты ведь не летали.

 

Вчера сдала на почту три бандероли, отправив их как заказные авиаписьма, чтобы была возможность отслеживать по интернету. Одна пойдет в Россию, вторая в Украину, третья – в Америку. Интересно, какой результат покажет каждая из них и кто из почтовой тройки выиграет это соревнование? Мне очень хотелось бы, чтобы их доставили к 6 октября, когда будет 40 дней по маме, ведь в них мамины фотографии и её записанный на СД голос, ну, и сладости к чаю, чтобы помянули… но меньше, чем за три недели — наверное, это утопия.


Комментариев: 32

Попутчики и ядерная физика

 

Благословенное время отмененных три года назад прямых рейсов Люфтганзы из Франкфурта в Екатеринбург. В самолёте много соотечественников, летящих из Штатов, Канады, Европы навестить родных. Рядом со мной студент-физик, работавший в ядерном центре где-то в Техасе, и его американская подружка. Везёт познакомить её с родителями и уральской зимой. Девушка никогда не видела снега, родители вряд ли принимали натуральную американку.  Ну, чего-чего, а снега в Екатеринбурге в избытке.  Только, как я потом узнала, увидела она его не сразу. Ну, поболтали мы, долетели и распрощались. Когда вернулась в Мюнхен, рассказала об этой парочке молодому коллеге, тоже екатеринбуржцу. Оказалось, что он знаком со студентом-физиком, и я узнала продолжение этой истории.

А дело было так. По прибытию в Екатеринбург парочку вместе с их багажом подвергли контролю, в ходе которого на джинсах парня обнаружили радиоактивные изотопы.  Слава богу, не на тех, что были на нем, а тех, что в чемодане. Выяснения продолжались чуть ли не полдня, парочка томилась в ожидании, радиоактивные джинсы, разумеется, изъяли, и обратно так и не вернули. Мои ощущения? Переживание за свое здоровье быстро сменилось чувством гордости за бдительность служб родного аэродрома Кольцово, ведь парень прошёл несколько аэропортов  США и Германии, где ничего даже не заподозрили.С такими службами мы можем спать безмятежно. Спокойной ночи!

 

Комментариев: 30
Warwara
Warwara
Была на сайте сегодня в 16:22
Читателей: 69 Опыт: 6235.76 Карма: 176.368
Я в клубах
CSS | Design Пользователь клуба
все 68 Мои друзья